Каталог курсовых, рефератов, научных работ! Ilya-ya.ru Лекции, рефераты, курсовые, научные работы!

Вавилонское царство с 626 – 539 гг. до н.э.

Вавилонское царство с 626 – 539 гг. до н.э.

Московский государственный областной университет

Факультет истории, политологии и права






Курсовая  работа на тему:



Вавилонское царство с

626 – 539 гг. до н.э.





Подготовила: студентка II курса,

21 группы Кухарчук Э.Э

Научный руководитель: Сафронов А.В




г. Москва

2007 г.


Содержание

Введение: 3

Основание Нововавилонского царства. 4

Передняя Азия после падения Ассирийской державы.. 6

Захватнические войны Навуходоносора II. 7

Города Вавилонии, их   социальная структура  и право. 10

Положение рабов и рядовых свободных. 17

Царская власть и положение храмов. 25

Обострение внутриполитического положения. 30

Завоевание Вавилона персами. 32

Культура и искусство Нововавилонского царства. 34

Заключение. 36

Список использованной литературы.. 38


Введение:


После разгрома Ассирийской державы на Ближнем Востоке на некоторое время установилось известное равновесие сил. Мидия и Вавилон     мирно поделили между собой наследие Ассирии. В результате мидяне завладели ее коренной территорией и областью Харран в Верхней Месопотамии. Вавилоняне же прибрали к рукам остальную Месопотамию и готовились установить свой контроль над всеми областями к западу от Евфрата. Таким образом, на всем Ближнем Востоке осталось только четыре могущественных государства: Мидия, Вавилония, Египет и Лидия (в Малой Азии). Однако Мидия представляла собой не цельное государственное образование, а конгломерат царств, подчиненных индийской династией: сюда входили Перси да — Ашнап, Маннейское царство. Скифское царства (в Азербайджане), Мелитепа, или «Дом Тогармы» (видимо, с армянской династией). Буферное положение между Лидией и Мидией занимало царство Киликия.[1]

В конце VII в. до н. э. в Передней Азии политическая гегемония вновь (почти через тысячу лет) переходит к Вавилону.

Важнейшей особенностью внутриполитической жизни Вавилонии первой половины I тысячелетия до н. э. является процесс дальнейшей дифференциации среди свободной части населения, делившегося на богатых и бедных. Привилегированное сословие, к которому принадлежали крупные рабовладельцы, купцы, ростовщики и т. п., добивается создания своей особой политической организации в виде ряда самоуправляющихся городов. Крупнейшим из таких городов был Вавилон.

Вавилония в Х—VII вв. до н. э. оставалась богатой и населённой страной, а город Вавилон сохранял свое значение важнейшего торгового и ремесленного центра Передней Азии.

Но политическое его значение было невелико. Он стал объектом захватнических устремлений правящих классов других государств. Не всегда Вавилону удавалось сохранять даже свою политическую независимость.

Особенно упорной была борьба Вавилона с Ассирией. С 732 г. до н. э. Вавилон входил в Ассирийскую державу, а его царями одно время были ассирийские цари.

Несмотря на то, что Вавилония находилась в лучшем положении, чем другие подчинённые ассирийцам страны (она сохраняла относительную самостоятельность), борьба вавилонян за полную независимость не прекращалась. Случаи, когда  ассирийские цари восстанавливали силой свою власть над непокорными вавилонянами, были не единичными.

После падения Ассирии Вавилонское царство (называемое в науке Нововавилонским или Халдейским) наряду с Мидией становится наиболее могущественной державой Передней Азии.

Вавилон под властью Халдейской династии вновь достиг экономического и культурного расцвета.[2]

Основание Нововавилонского царства


Основателем Нововалилонского царства был ассирийский наместник Набопаласар(Набуапалусур) –  может быть, потомок Мардукапалиддина, наиболее известный  из халдейских вождей.

Во времена правления Ашшурбанапала халдейская знать, сросшаяся со знатью вавилонской, была лояльна по отношению к Ассирийской державе, и многие её представители находились на ассирийской службе. По данным греческих авторов, сам  Набопаласар первоначально был полководцем на ассирийской службе, возможно – наместником юга Вавилонии или номинальным царём Вавилона после смерти ставленника Ашшурбанапала –  Кандалану.

Год 626 до н. э.  принято считать началом Нововавилонского царства, когда Вавилония стала  независимой от Ассирии.

В этот год Набопаласар  возглавил мощное восстание вавилонян против Ассирии (под властью которой Вавилония находилась с 729). Вначале он воздерживался от попыток захватить большие города и смог укрепить свою власть лишь на севере Вавилонии, а центр и юг страны сохраняли верность ассирийцам. Ему долго не удавалось взять крупные вавилонские города Урук и Ниппур, где были сильные проассирийские настроения. В Ниппуре во время многомесячной осады армией Набопаласара жители продавали в рабство своих детей, чтобы спасти их от голодной смерти. В 616 г. до н. э ассирийцам пришлось оставить Урук, а через год пал и Ниппур, который более десяти лет ценой больших лишений и страданий сохранял верность ассирийскому царю. Теперь почти вся территория Вавилонии была в руках Набоналасара.

В 614 г.  до н. э.  он заключил союз с мидийским царём Киаксаром, совместно с которым одержал окончательную победу над Ассирией в 609 г. до н. э.[3]

Весной 607 г. Набоналасар передал командование вавилонской армией своему сыну Навуходоносору, взяв на себя управление внутренними делами государства. Перед Навуходоносором стояла задача победить Сирию и Палестину. Но сначала необходимо было овладеть г. Каркемиш на Евфрате, где находился сильный египетский гарнизон, часть которого составляли греческие наемники. Весной 605 г. до н.э. вавилонское войско перешло Евфрат и одновременно с юга и севера напало на Каркемиш. За городскими стенами началась жестокая битва, и скоро город превратился в пылающие руины, египетский гарнизон был уничтожен до последнего человека. После этого большая часть Сирии и Палестины, т.е. почти все области между Евфратом и Египтом, почти без сопротивления подчинились вавилонянам.

Будучи в Сирии, Навуходоносор(Набукудурриусуром) в августе 605 г. до н. э. , получил известно о смерти своего отца в Вавилоне и, срочно возвратившись, через месяц стал царем.

 

Передняя Азия после падения Ассирийской державы


В это время на Ближнем Востоке сложилась крайне благоприятная обстановка для проведения Нововавилонским царством завоевательной политики. Навуходоносор II, возможно, сразу  захватил Сирию, где  продолжительное время не существовало даже полусамостоятельных царств.

 Иудея и Финикия заняли выжидательную позицию. Вся северная и северо-восточная часть территории бывшей Ассирийской державы была в руках Киаксара, царя Мидии, подчинившего к этому времени также царства Мана, Урарту и Скифское царство, находившееся на территории современного Азербайджана.

Лишь в Малой Азии имелось два крупных независимых царства: в западной части – Лидия и в юго-восточной  – Киликия.

Мидия не представляла пока опасности для Вавилона: союз, заключённый с нею Набопаласаром и закреплённый браком между Навуходоносором и дочерью мидийского царя, давал на это гарантии.

Ассирия была сокрушена окончательно, и сейчас предстояло поделить её наследство между Вавилонией и Мидией. Возможно, граница прошла от Исского залива (в северо-восточном углу Средиземного моря, между Малой Азией и Финикией) через Месопотамию, оставляя Харран и бывшую коренную ассирийскую территорию за мидянами. За кем остался Элам – не вполне ясно, но наиболее вероятно, что он отошёл к Мидии.

 Навуходоносору, таким образом, досталось около половины территории бывшей Ассирийской державы, но эту половину ещё предстояло закрепить за Вавилонией.

Пока Мидия была дружественной державой, необходимо было обеспечить вавилонское господство в Сирии, Финикии и Палестине и обезвредить другого опасного соперника –  Египет. На Египет уже начали ориентироваться Тир и Иудея, а может быть, и мелкие государства Заиорданья[4].

 

Захватнические войны Навуходоносора II.  


В 601 г. до н.э. войско Навуходоносора снова двинулось к египетским границам. В последовавшей битве обе стороны понесли тяжелые потери.

Затем Навуходоносор совершил поход в Северную Аравию, где он стремился взять в свои руки контроль над караванными путями. К этому времени царь палестинского царства Иудеи Иоаким, побуждаемый уговорами египетского фараона Нехо, отпал от Вавилонии. Навуходоносор осадил столицу Иудеи Иерусалим и 16 марта 597 г. впервые взял его. Более 3000 иудеев было уведено в плен в Вавилонию, а царем Навуходоносор назначил своего ставленника Цидкию (Седекию). Успех был, однако, недолгим.

В декабре 595 –  январе 594 г. в Вавилонии происходили волнения в армии. Мятеж был подавлен, а в стране восстановлен порядок. До нас дошел протокол судебного процесса над одним из заговорщиков, дело которого рассматривалось военным судом под председательством самого царя. Подсудимый был обвинен в государственной измене, нарушении присяги, данной царю, и казнен, а все его имущество конфисковано.

Вскоре новый египетский фараон, Априй, решил попытаться установить свою власть в Финикии и захватил города Газу, Тир и Сидон;  на его сторону перешёл и иудейский царь Цидкия, а также и другие царьки Палестины и Заиорданья (Эдома, Моава и Аммона). По-видимому, все они возлагали надежды на назревавший конфликт между Мидией и Вавилонией.

К конфликту с Мидией готовились и в Вавилонии: Навуходоносор воздвиг в это время оборонительную Мидийскую стену поперёк равнины Двуречья, выше Сиппара; в 590-х годах велось также строительство исключительно мощных оборонительных сооружений вавилонской столицы.

Но Мидия до 590 г. до н. э.  была, по-видимому, занята ликвидацией Урартского и Скифского царств, а после этого оказалась вовлечённой в длительною воину с Лидией в Малой Азии. Надежды в Сирии и Палестине на конфликт между Вавилонией и Мидией, таким образом, не оправдались.

И когда в 587 г. до н. э. Навуходоносор вновь появился в Сирии, Априй отступил, оставив Иудею на произвол судьбы. После полуторагодичной осады Иерусалима Цидкия попался в руки вавилонян во время неудачной вылазки. Ему выкололи глаза и отправили в Вавилонию. Вскоре после этого, в 586 г. до н. э., Иерусалим был взят, разрушен и разграблен. Значительная часть населения Иудеи –   в первую очередь знать, а также ремесленники, в которых Навуходоносор чрезвычайно нуждался, –   была по ассирийскому обычаю переселена в Вавилонию.

Земли переселённых были розданы оставшимся жителям –  этим путём надеялись завоевать сторонников для вавилонской власти в Палестине. Сопротивление в Палестине продолжалось ещё некоторое время (например, был убит вавилонский наместник иудей Гедалия), но в конце концов оно было окончательно подавлено. Последние бойцы отошли с жёнами и детьми на египетскую территорию, где впоследствии были поселены в качестве военных колонистов[5].

Меньший успех имел Навуходоносор в борьбе с Тиром. Длительная осада этого города-острова не привела к решительным результатам, и дело окончилось в 574 г. до н. э компромиссом.

Царь Тира Итобаал III признал верховенство Навуходоносора; тирские цари даже, по-видимому, живали при вавилонском дворе; но фактически Тир сохранил самоуправление и полную свободу действий за пределами вавилонских владений.

Что касается заиорданских царств, то они признали власть Вавилонии и расширили свои владения за счёт Иудеи. Навуходоносору II удалось, таким образом, удержать за собой Сирию и Палестину, вытеснив оттуда египтян.

Конфликт с Египтом не был, однако, этим исчерпан. Когда в 569 г. до н. э. в Египте началась борьба за престол, вавилоняне решили, что настало время вторгнуться в пределы Египта. Поход (или один из походов) состоялся в 567 г. до н. э.; результатов его мы не знаем, но если Вавилонии и не удалось удержать в своих руках египетскую территорию, то ей удалось всё же предотвратить египетское вторжение в Палестину.

С Мидией, насколько мы можем судить, военных столкновений в это время но было.

В 585 г. Вавилония вместе с Киликией выступала посредником при заключении мира между Мидией и Лидией. На границе Мидии с Вавилонией и Лидией, по-видимому, в течение всего правления мидийского царя Астиага (585-550) господствовал мир, хотя есть основания думать, что отношения с Вавилонией становились всё более напряжёнными.

При Навуходоносоре Вавилония превратилась в процветающую страну. Это было временем подлинного возрождения, экономического расцвета и культурного развития. Вавилон стал центром международной торговли. Много внимания уделялось искусственному орошению. В частности, около Сиппара был создан большой бассейн, откуда гало много каналов, с помощью которых регулировалось распределение воды во время засухи. В Вавилоне был выстроен новый дворец и сооружен знаменитый висячий сад. Кроме того, вокруг города были воздвигнуты необыкновенно мощные фортификационные сооружения, чтобы обезопасить государство от вражеских нападений в будущем[6].

Однако после смерти Навуходоносора II в 562 г. в течение пяти лет на троне сменилось три царя, жречество стало активно вмешиваться в политику, устраняя неугодных царей.

 

Города Вавилонии, их   социальная структура  и право


Политическими и экономическими центрами Вавилонии этого времени являлись крупные города – Вавилон, Сиппар, Ниппур, Урук и др.

Клинописные источники I тысячелетия до н. э. различают «царские города» –  административные центры – и самоуправляющиеся города, обладающие рядом привилегий. Из содержания деловых документов этого времени  следует, что крупнейшие вавилонские города носили теперь торгово-ремесленный характер.

Известно, что большинство документов старовавилонского и касситского периодов имело отношение к купле-продаже земли, аренде, найму сельскохозяйственных работников, займу посевного зерна и т. п.  В  нововавилонский период  значительная часть документов принадлежит к денежным операциям, к покупке городских участков, торговле и ремеслу.

За время ассирийского владычества рабовладельческое производство заметно расширилось, значительно повысилась его товарность и увеличилась роль обмена.

Количество рабов в частных хозяйствах достигало иногда нескольких сотен человек.

Стоимость серебра понизилась, и увеличилось его количество в обороте при соответствующем росте цен. Известны попытки создания монеты.

Вавилония издавна славилась высокоразвитым ремеслом; она играла роль посредствующего звена в торговле между Сирией и Ираном, Индией и Южной Аравией. Теперь эта роль Вавилонии особенно усилилась после уничтожения её ассирийских конкурентов.

Жители крупных вавилонских городов пользовались особыми привилегиями. В частности, они были освобождены от царских строительной и военной повинностей. Для этих городов было характерно самоуправление свободных и юридически равноправных членов общества, объединенных в народное собрание при главном храме того или иного города.

Однако со временем многовековая борьба между царской властью и народным собранием постепенно привела к поражению последнего, и в это время его юрисдикции подлежали только конфликты между отдельными гражданами и преступления местного характера.

Крупные города Вавилонии управлялись советом старейшин, главным образом из числа жрецов, во главе с верховным жрецом (в Сиппаре) или с храмовым экономом (в Уруке).

Часть решений народного собрания касалась хищений храмового скота и другого имущества, сбора храмовой десятины и арендной платы с храмовых полей и т.д. Другие решения имели отношение к имущественным тяжбам и семейным спорам отдельных граждан.

Таким образом, собрание функционировало как орган местного самоуправления и суда. Часто его заседания возглавлял наместник соответствующего города или управляющий храмом.

Членами народного собрания являлись граждане, которые были свободными и в юридическом отношении считались равноправными между собой. Но они заметно отличались друг от друга по своему экономическому и общественному положению.

Среди них были наместники городов, судьи, высокопоставленные государственные и храмовые чиновники, купцы, дельцы, писцы, чиновники низших рангов, пастухи, арендаторы полей, ремесленники, включая беднейшие слои свободного населения.

Статус граждан был наследственным и переходил от отца к сыновьям. Естественно, в работе собрания активную роль могли играть в основном лишь состоятельные люди.

Нередко вместо всех граждан для решения тех или иных дел собирались лишь старейшины, т.е. наиболее влиятельная часть граждан. В ряде случаев они выносили свои решения совместно с высшими храмовыми чиновниками и наместниками городов. Иногда в присутствии старейшин составлялись документы, содержащие распоряжения высокопоставленных государственных чиновников. Кроме того, старейшины представляли граждан своего города перед царем

Совет старейшин обладал судебными и административными функциями. В документах этого времени при упоминании свободных лиц называется и имя их предка: только лица, принадлежавшие к определённым родам, по-видимому, традиционно связанным с храмом городского божества и имевшим право на участие в храмовых доходах, обладали, как кажется, полными гражданскими правами в таком городе.

Так складывается особая организация рабовладельцев, созданная для господства над всем остальным населением, в том число и над мелкими свободными земледельцами за пределами городов. Эта организация нередко выступает как единое целое, например в различных денежных операциях, в таких общественных предприятиях, как постройка канала, но чаще мы встречаемся с деятельностью отдельных рабовладельцев, иногда семейных объединений торговых домов; известны, например, торговый дом рода Эгиби в Вавилоне и торговый дом рода Мурашу в Ниппуре.

Иной раз отдельный рабовладелец, например верховный жрец Сиппара, выступает как частное лицо, беря на себя прорытие канала, который потом должен был перейти к городу.

Правители Нововавилонского царства вынуждены были все больше считаться со жречеством и представлять его интересы.  Это подтверждается тем,  что в многочисленных надписях говорится лишь о сооружении новых храмов и ремонте старых и о благочестивых дарах в различные святилища, а неоднократные успешные военные походы почти не упоминаются.

Граждане принимали участие в культе при местном храме, а также в храмовых праздниках и трапезах и имели право на получение определенной доли из храмовых доходов. Все эти люди жили в городах и владели землей в городе или прилегающей к нему сельской округе, на территорию которой распространялась власть народного собрания.

Граждане отдельных городов вступают в переговоры друг с другом, например — сиппарцы с жителями Суз по поводу этого же канала. Последние два случая относятся, правда, уже ко времени персидского владычества, но при персах общее устройство городов Вавилонии не отличалось от их устройства в нововавилонский период.

В рассматриваемое время население Вавилонии в этническом отношении было довольно пестрым. Страна была наводнена халдейскими и арамейскими племенами, жившими бок о бок со старым местным населением. Кроме того, в Вавилонии жило много чужеземцев. Часто чужеземцы размещались значительными группами в определенных районах. Например, в окрестностях Ниппура и в самом городе каждой этнической группе была выделена особая территория.

Среди чужеземцев были также царские наемники, добровольные эмигранты и лица, по различным причинам постоянно или временно жившие в Вавилонии (купцы, политические беженцы, сезонные наемные работники из Элама и т.д.). Так, в вавилонских текстах упоминается много чужеземцев, живших при дворе Навуходоносора II. Среди них были эламиты, персы, киликийцы, иудеи, различные выходцы из Малой Азии («ионийцы»), «беглецы из Мидии» и др.

Особенно много было в стране лиц египетского происхождения. Значительное их число упоминается в качестве контрагентов и свидетелей при заключении различных сделок, составленных в Вавилоне, Уре, Уруке, Сиппаре, Борсиппе и других городах.

Из частноправовых документов видно, что представители различных народов жили бок о бок, вступали в деловые отношения и заключали смешанные браки. Необходимо иметь в виду, что в древности не было конфликтов на этнической почве, расовой неприязни и чувства превосходства одного народа над другим и никто не был заинтересован в том, чтобы навязать другим народам свой язык и культуру. Поэтому со стороны местного населения не было пренебрежения к верованиям чужеземцев. Последние, в свою очередь, поклонялись не только своим богам, но и богам того народа, среди которого они жили, ибо верили в силу этих богов.

Чужеземцы включались в экономическую и общественную жизнь страны, становились собственниками домов, земельных владений, а часть их служила и в административном аппарате. Они постепенно ассимилировались местным населением и говорили на аккадском и арамейском языках, поскольку последний быстро распространился в качестве разговорного языка в Месопотамии, и, в свою очередь, оказывали определенное культурное влияние на вавилонян.

Однако чужеземцы были лишены гражданских прав, поскольку они не владели землей в пределах городского общинного фонда, и поэтому не могли стать членами народного собрания. Но в тех случаях, когда они размещались компактно в определенных районах, такие люди могли создать собственную организацию местного самоуправления.

Наконец, кроме граждан и свободных без гражданских прав существовали различные группы зависимого населения, особую прослойку которого составляли рабы. Естественно, все эти люди не имели никаких гражданских прав.

Кроме народного собрания судебная власть принадлежала также царским судьям. Царский суд обычно представлял собой коллегию из пяти-шести профессиональных судей. Иногда состав суда был смешанным, и в него входили царские судьи и старейшины из числа граждан. В Сиппаре представителем царского суда был верховный жрец храма Эбаббарра, обладавший широкими юридическими полномочиями.
В решении важных дел народное собрание подчинялось царским судьям, получало от них различные предписания и обязано было снабжать последних необходимой информацией. Царские суды выносили решения по наиболее важным делам.

Высшей судебной инстанцией считался царь. Но он не имел абсолютной власти и не мог произвольно захватить имущество своих подданных или лишить их жизни.

Индивидуум в частной жизни был предоставлен самому себе, и центральная власть не вмешивалась в его семейную жизнь. Он мог свободно передвигаться в пределах государства, совершая деловые и торговые поездки, а также ездить на заработки.

Семья в основном оставалась моногамной, и мужчина, который брал вторую жену, обычно должен был уплатить довольно высокий штраф в пользу первой, если только она не была бездетной.

Женщина пользовалась сравнительно большой независимостью, могла иметь свое имущество, распоряжаться им свободно (дарить, продавать, обменивать, отдавать в аренду и т.д.).

Нововавилонское право требовало письменной фиксации заключаемых сделок, кроме продажи скоропортящихся продуктов. Контракты составлялись профессиональными писцами в присутствии свидетелей (обычно от трех до десяти и более человек) в двух экземплярах по определенным формулярам, и каждая из сторон получала по одному экземпляру.

Начиная с нововавилонского времени в документах подчеркивается, что контрагенты вступают в сделку добровольно. В контракте указываются условия сделки, место и дата, где и когда документ был составлен, и определяется наказание (обычно штраф) за нарушение условий сделки. К документам прилагаются печати свидетелей и контрагентов (последние обычно оставляют оттиски своих ногтей).

В рассматриваемую эпоху объектами заклада служили поля, дома, рабы, дети свободных, скот, деньги и прочее движимое имущество. Существовало два вида залога. Либо то или иное имущество объявлялось залогом в обеспечение ссуды, либо залог поступал в онтихрезу, т.е. кредитор получал право пользоваться залогом для извлечения доходов.

Второй вид залога был более распространен.
Очень часто рабов и дома (реже поля и другое имущество) отдавали в антихрезу за долги. В таких случаях доходы с заложенного имущества или доходы с труда рабов или других лиц, отданных в заклад, шли на покрытие процентов по ссуде.

К нововавилонскому времени долговое рабство претерпело значительные изменения. Кредитор мог арестовать несостоятельного должника я заключить его в долговую тюрьму. Однако кредитор не мог продать должника в рабство, и последний погашал ссуду бесплатной работой на своего заимодавца.

В отличие от более ранних периодов муж не мог отдавать жену в долговой залог. Но свободные имели право отдавать в залог своих детей, а в случае неплатежеспособности должника их можно было обратить в рабов. При этом ограничение долгового рабства определенным сроком, установленное Законами Хаммурапи, в I тысячелетии до н.э. уже не являлось действительным.

Практика самозаклада и самопродажи в рассматриваемое время совершенно исчезла. К продаже своих детей свободные прибегали чрезвычайно редко, лишь в случаях катастрофического голода, опустошительных войн и длительных осад.

В нововавилонское время продолжали переписывать и изучать Законы Хаммурапи, о чем свидетельствуют их многочисленные копии, составленные в I тысячелетии до н.э. [7]

 

Положение рабов и рядовых свободных


Общество Вавилонии VI в. до н.э. состояло из полноправных граждан городов, лиц не порабощенных, но лишенных гражданских прав, различных групп зависимого населения и, наконец, рабов.

Полноправные граждане являлись членами народного собрания городской храмовой округи, которое имело судебную власть в решении семейных и имущественных дел. К числу полноправных граждан относилась как знать (высшие государственные и храмовые чиновники, представители крупных деловых домов и т. д.), так и основная часть трудового населения (земледельцы и ремесленники), включая сюда и беднейшие слои населения городов. В юридическом отношении все они считались равноправными. Все полноправные граждане могли стать рабовладельцами, но фактически только относительно небольшая часть их имела рабов.

Свободные люди, лишенные гражданских нрав, состояли из царских военных колонистов и  различных групп государственных работников, наделенных средствами производства и сидевших на царской земле. Эти люди были лишены гражданских прав ввиду того, что они не владели землей в пределах городского общинного фонда и поэтому не могли стать членами народного собрания. Кроме воинов среди них были ремесленники различных специальностей, торговцы и т.д.[8]

Большую роль в производстве играли также те социальные слои зависимого населения, которые были лишены собственности на средства производства. Эго были промежуточные между свободными и рабами группы, обрабатывавшие землю, которая не являлась их собственностью. Они находились в личной зависимости от отдельных лиц или коллективов собственников (т. е. храмов) и работали в силу внеэкономического принуждения, но с точки зрения закона не считались собственно рабами. В отличие от подлинных рабов они не являлись полной собственностью своих хозяев, их, например, нельзя было продавать.

 Наемный труд в Вавилонии I тысячелетия до н.э.  играл весьма значительную роль в общей структуре экономики. Храмы и частные лица вынуждены были прибегать в широких масштабах к использованию квалифицированного труда свободных работников в ремесле, сельском хозяйстве и особенно для выполнения трудных видов работы. При этом иногда было нелегко найти необходимое количество работников, и в таких случаях приходилось нанимать их по чрезвычайно высоким ставкам.

В поздней Вавилонии нередко встречаются партии наемных работников численностью до нескольких сот человек. Они выступали против несвоевременной оплаты их труда, перебоев в снабжении нищей и не соглашались работать за низкую плату, а в некоторых случаях даже угрожали расправой своим работодателям. Эти многочисленные массы наемных работников главным образом состояли из малоземельных свободных людей.

В связи с этим возникает вопрос о масштабах социального расслоения среди свободных. Как известно, ранее в Месопотамии наиболее распространенной формой порабощения свободных являлась долговая кабала, которая в определенных условиях могла привести к деградации неплатежеспособных должников в рабов в прямом смысле этого слова.

В нововавилонское время по сравнению с предшествующими периодами в этом отношении произошли значительные изменения. Кредитор мог арестовать неплатежеспособного должника и заключить его в долговую тюрьму, однако он не имел права продать должника в рабство третьему лицу. Залог, в котором находился должник, был антихрезой, т. е. предполагал использование заложенной вещи кредитором, поэтому должник бесплатно работал па кредитора, сохраняя свою свободу.  

Практика самозаклада с переходом залога в собственность кредитора совершенно исчезла в Вавилонии VII — IV вв. до н.э. Кроме того, муж теперь не имел права отдавать в залог жену, хотя свободные люди могли отдавать в залог своих детей, которые находились в патриархальной власти главы семьи.

Однако родители отдавали детей в залог в довольно редких случаях. Положение детей, отданных в антихретическии залог, было похоже на рабское, и их работа на кредитора оценивалась той же суммой, что и труд раба. После отработки долга и процентов такие заложники теряли всякую связь с кредитором. Но зато дети должников, взятые в залог, могли быть обращены в рабство в случае неуплаты долга. При этом ограничение долгового рабства определенным сроком (тремя годами), установленное законом Хаммурапи, в нововавилонское время уже не действовало.

Самопродажа в Вавилонии I тысячелетия до н.э. исчезает. Продажа детей родителями, по-видимому, допускалась законом, но к этому прибегали чрезвычайно редко, а именно в случае крайней нужды, катастрофического голода в стране, во время войн и осад[9].

Хотя среди свободных протекали процессы социального расслоения, разорение и порабощение свободных отнюдь не носили массового характера. Это объясняется сравнительно высоким жизненным уровнем в Вавилонии VIII — IV вв. до н.э. и широкими возможностями для лишившихся своей земли людей заниматься наемным трудом, арендовать чужую землю вместе со всеми необходимыми орудиями труда и рабочим скотом или же переходить на царскую службу и т.п. Поэтому в нововавилонское время долговое рабство практически играло незначительную роль.

Рабы наряду со скотом являлись составной частью движимого имущества и одним из важнейших видов богатства. В храмовых хозяйствах работали сотни рабов, а отдельные состоятельные граждане владели 3—5 рабами. Крупные деловые дома имели десятки и даже сотни рабов. Однако в целом рабов насчитывалось гораздо меньше, чем свободных и зависимых.

Документы не содержат почти никаких данных о применении труда частновладельческих рабов в сельском хозяйстве, за исключением тех случаев, когда рабы выступают в качестве арендаторов. Рабы самостоятельно или вместе со свободными или другими рабами арендуют у своих хозяев, а также у других лиц (включая сюда и рабов) поля вместе с необходимыми семенами, рабочим скотом и инвентарем. Условия аренды, естественно, не отличались от тех, которые характерны для контрактов между свободными.

Иногда размер арендованных рабами полей был настолько велик, что сами арендаторы вместе с членами своих семей не в состоянии были возделывать их, им приходилось прибегать к помощи значительного числа сельскохозяйственных работников. Нередко рабы сдают взятую ими самими в аренду землю другим лицам (в том числе и рабам) в субаренду.

В ряде случаев они сдают землю даже могущественному деловому дому Мурашу или же обрабатывают поля совместно с пим, выделяя, в частности, равное с ним число землепашцев.

Крупные землевладельцы предпочитали обращаться к услугам арендаторов, сдавая им землю по частям небольшими парцеллами, так как непосредственное применение рабского труда требовало постоянного надзора и соответственно вызывало большие расходы. Поэтому в Вавилонии не было рабовладельческих латифундий и наличие крупного землевладения (в том числе храмового) сочеталось с мелким землепользованием, что весьма характерно.

В тех случаях, когда крупные землевладельцы прибегали к помощи своих рабов, они либо выделяли им землю для самостоятельного ведения хозяйства на правах пекулия (имущества, отданного в пользование), либо же, еще чаще, сдавали землю им в аренду.

Правда, на храмовых полях рабский труд применялся широко. Но, во-первых, и тут рабов было явно недостаточно для ведения хозяйства, и ими обрабатывалась лишь часть храмовых земель. Поэтому храмовой администрации постоянно приходилось обращаться к услугам сезонных наемных работников, привлекая их даже из соседних стран.

Во-вторых, храмы иногда сдавали землю в аренду частновладельческим или своим рабам. Но нередко они предпочитали пользоваться услугами свободных арендаторов. Значительная часть храмовых земель обрабатывалась также зависимыми земледельцами.

Таким образом, хотя в храмовых хозяйствах рабы были заняты в земледелии, труд их не мог удовлетворить все запросы храмового хозяйства. К тому же храмовые рабы причиняли много хлопот своими частыми побегами, нежеланием работать, и за ними требовался постоянный надзор. В этом отношении характерны письма храмовых чиновников своим начальникам, в которых они, во-первых, просят прислать денег для уплаты наемникам, ибо иначе те бросят работу; во-вторых, прислать кандалы для храмовых рабов, часть которых уже бежала. Наемники заинтересованы в работе, когда они своевременно получают плату, а рабы (особенно когда они заняты на тяжелых работах, например па возведении оросительных сооружений) делают все возможное, чтобы уклониться от труда. Мы не располагаем никакими сведениями о применении труда рабов в барских земледельческих хозяйствах в Вавилонии. Царские земли сдавались в аренду.

Хозяйственная деятельность рабовладельцев привилегированных городов была разнообразна. Наряду с тем, что они получали доходы от наследственных храмовых должностей, которые теперь многие из них занимали только для того, чтобы числиться и составе жречества и пользоваться соответствующими привилегиями, они являлись также владельцами лавок, меняльно-ростовщических контор, сановниками, организаторами караванной торговли, хозяевами публичных домов, скупщиками залогов по долгам (земли, рабов), а также самих долговых обязательств, скупщиками рабов, земли и даже каналов и водоёмов, которые нередко теперь находились в частной собственности.

Немалое значение имела эксплуатация рабов-ремесленников. Рабы эти находятся теперь на особом положении. Как правило, они имели ремесленную мастерскую, торговую лавку и т. п. и вели самостоятельную хозяйственную деятельность; у них были фактически признаваемые семьи, они имели право вступать в сделки со свободными и между собой и т. д. Своему господину они были обязаны уплачивать годовую «дань», равную обычно 1/5, их цены как раба, а также проценты с выручки от торговых дел.

Некоторые рабы занимались торговлей, открывали ремесленные мастерские, обучали других лиц различным ремеслам и т. д. Рабы выступали в суде в качестве свидетелей, истцов и ответчиков, и, следовательно, за ними признавалась— хотя бы ограниченная — правоспособность, и они выступали в качестве как объекта, так и субъекта права. Раб не только мог заложить, купить и продать имущество (в том числе и недвижимое: поля и дома), но также мог выступать как залогодержатель имущества свободных и рабов. Рабы покупали, продавали и нанимали для работы свободных.

Раб мог даже быть поручителем за то, что его хозяин погасит ссуду в тех случаях, когда они брали ее совместно.

Естественно, наряду с рабами, имевшими пекулий, жившими своим трудом и платившими оброк хозяину, а также рабами, платившими оброк, пользовавшимися трудом других рабов и свободных, было ещё больше рабов, которые работали под присмотром хозяев и не владели никаким имуществом.

Возникает вопрос: что общего между рабом, закованным в цепи и работавшим из-под палки, и рабом, владевшим (правда, лишь на правах пекулия) средствами производства и надзиравшим над тем, как на него другие работали?

Всех рабов объединяло то, что они принадлежали к сословию рабов и юридически являлись вещью своего господина. Даже самый богатый раб не мог выкупиться на свободу, так как право освобождения раба во всех случаях принадлежало исключительно хозяину. Чем богаче был раб, тем больше были хозяйские доходы и тем менее выгодно было отпускать его на свободу.

Между рабами и рабовладельцами всегда существовали антагонизм и непримиримая вражда.

Но в Вавилонии эта борьба носила стихийный, неорганизованный характер. Рабы выступали против плохих жизненных условий и даже нападали на хозяев с оружием в руках. Но гораздо чаще протест рабов ограничивался тем, что они стремились бежать от своих хозяев и стать свободными людьми.

Нередко беглый раб вводил своего господина в большие «убытки», от которых рабовладельцы стремились себя оградить всеми средствами. Так, при продаже раба продавец обязан был гарантировать покупателю, что этот раб не «бунтовщик», не чужой раб, не царский раб и не свободный полноправный гражданин (мяр-бане), ибо во всех этих случаях рабовладелец-покупатель понес бы убытки.

Зато из раба, которого рабовладелец имел в собственности на «законном» основании, он стремился извлечь максимум доходов. Если отдельные рабы могли довольно значительно наживаться на торговле и даже иметь своих рабов, а также давать серебро в долг свободным, то большинство рабов вынуждено было вносить в виде «дани» весьма значительную часть продукта своего труда.

Рабы обязаны были также выполнять городские и царские повинности своих господ. Рабовладельцы привилегированных городов были, вероятно, как и во времена ассирийского владычества, освобождены от этих повинностей. Зато окрестное население обязано было нести в пользу царя воинскую, строительную, а возможно, и другие повинности.

В нововавилонском обществе было сравнительно много рабов, которые имели семьи, владели землей, домами и значительным движимым имуществом.

В I тысячелетии до н.э. царское хозяйство было организовано по типу частновладельческого и не играло большой роли. Ведущая роль принадлежала собственно частновладельческим и храмовым хозяйствам.

Таким образом, в нововавилонское время рабский труд не имел решающего значения в сельском хозяйстве и по сравнению с трудом мелких землевладельцев и свободных арендаторов применялся в ограниченных масштабах.

Не играл  он решающей роли  и в ремесле,  не мог вытеснить труд свободных, особенно в области квалифицированного ремесленного производства. Свободные ремесленники заключали с разными лицами контракты на изготовление за соответствующую плату различных изделий из своего сырья или из сырья заказчика.

Храмы располагали определенным ограниченным числом собственных рабов-ремесленников, но те не в состоянии были даже в минимальной степени удовлетворить потребности храмового производства. Администрация вынуждена была круглый год в больших масштабах привлекать свободный ремесленный труд.

Для обеспечения воинской повинности в общинах выделялась «земля лука», держатель которой обязан был выставлять вооружённого воина. На содержание этих воинов царь взимал особый налог. На таких же основаниях выставлялись «люди царя» – так назывались, как и в ассирийское время, люди, обязанные выполнять строительные работы.

Однако в нововавилонский период в грандиозном храмовом, оборонительном и ирригационном строительстве, которое велось царской властью, вероятно, в ещё большей мере использовался труд пригоняемых из походов многочисленных пленных. Эти же пленные, возможно, пополняли собой число царских рабов.

Большим количеством рабов владели и храмы; они получали их в дар от царя и частных лиц. Следует заметить, что не все переселённые в Вавилонию обращались в рабство: наглядный тому пример –  иудеи, многие из которых не стали рабами. В документах из городов Вавилонии мы встречаем еврейские имена как среди рабов, так и среди свободных.

У нас есть данные, что вавилонские цари пользовались наёмниками; в основном же войско вербовалось из сельского населения.

Однако теперь, в условиях тяжёлого материального положения земледельцев, трудно было создать войско, которое являлось бы достаточно надёжной опорой существования рабовладельческого государства. В дальнейшем слабость армии сказывалась еще больше.

Царская власть и положение храмов


В нововавилонское время царское хозяйство не имело большого удельного веса в экономике страны и ведущая роль принадлежала храмовым и частновладельческим хозяйствам. Однако, по-видимому, не существовало четкого разграничения государственной и дворцовой собственности. Поэтому все государственные доходы, так же как и доходы с царских владений в узком смысле, считались царской собственностью.

В фактической собственности царя находился лишь сравнительно незначительный земельный фонд, управление которым было основано на принципах частновладельческого хозяйства. Царское имущество упоминается в документах довольно редко. Например, согласно контракту времени Навуходоносора II, царское поле было сдано в аренду «навечно» для насаждения финиковых пальм Шуле, главе делового дома Эгиби в Вавилоне.

Мы не располагаем никакими сведениями о ремесленных мастерских, принадлежавших халдейским царям. В текстах неоднократно упоминаются плотники, каменщики, рыбаки и пастухи царя, которые, по всей вероятности, были свободными и работали на дворец за плату постоянно.

Что же касается сооружения и ремонта каналов, дворцов и храмов, строительства дорог и т.д., эти работы в основном выполнялись свободными как общинные и государственные повинности.

Наиболее существенную часть государственных доходов составляли налоги, характер и размеры которых, однако, нам совершенно неизвестны. По-видимому, все свободные должны были отдавать десятую часть своих доходов в качестве государственных податей. Обычно эти налоги уплачивались натурой (скотом, зерном, шерстью и т.д.), но официальные эксперты устанавливали их стоимость в серебре. Кроме того, некоторые группы населения (например, купцы, занимавшиеся международной торговлей) уплачивали свои налоги серебром. Помимо налогов царь получал также различные пошлины (портовые, пошлины за прохождение через городские ворота, за проход судов и лодок по каналам, за пользование некоторыми мостами и т.д.) серебром или натурой.

За счет этих налогов царь содержал государственный аппарат и армию. Страна была разделена на административные округа, во главе с наместниками. Во главе городов также находились особые наместники. Были также надзиратели над царскими каналами и причалами и другие мелкие чиновники.

Естественно, государственный аппарат, разветвленный на территории огромной державы, не мог функционировать без большого числа писцов. По-видимому, уже в это время государственная канцелярия по крайней мере частично вела делопроизводство на арамейском языке, и именно в этом следует искать причину того, что архивы нововавилонских царей не сохранились, поскольку документы писали на коже и папирусе, которые в условиях месопотамского климата легко разрушались. Но большую роль в аппарате управления продолжали играть и клинописные писцы, а также переводчики, поскольку на строительных работах и в армии использовались, в частности, ремесленники и воины из чужеземных стран. Все чиновники государственного аппарата получали от царя жалованье натурой, а самые высокопоставленные из них частично также и серебром.

Особой опорой царской власти была армия, о принципах комплектования которой, однако, мы почти ничего не знаем. Кроме вавилонян в ней служили и чужеземные наемники. Например, в войске Навуходоносора II находился брат греческого поэта Алкея Антименид. Воины были вооружены копьями, железными кинжалами, щитами, луками и стрелами. Как видно из документов времени Навуходоносора II и Набонида, скифское стрелковое дело оказало значительное влияние на вооружение вавилонских воинов, которые предпочитали скифские луки и стрелы аккадским из-за их высоких баллистических качеств.

Между дворцом и храмом существовали тесные связи. Храмы владели обширными землями, большим числом рабов и скота, а также занимались ростовщическими операциями и торговлей. Например, храм Эанна в Уруке имел около 5-7 тыс. голов крупного рогатого скота и 100-150 тыс. овец. По свидетельству одного только документа, этот храм получил в течение года более 5000 кг шерсти со своих овец.

Крупным источником храмовых доходов была десятина. Ею облагались все представители свободного населения: земледельцы, пастухи, садовники, ремесленники, жрецы и чиновники всех рангов, включая наместников. Десятину платил также царь. Каждый платил ее тому храму, близ которого он имел землю и другие источники доходов. Ее платили с садов и полей, с приплода скота, с овечьей шерсти и т.д. В большинстве случаев ее вносили ячменем и финиками, но нередко также серебром, сезамом, шерстью, одеждой, скотом, рыбой, ремесленными изделиями. Царь вносил десятину частично и золотом. Десятина составляла приблизительно десятую часть доходов налогоплательщиков, если не считать царскую десятину, которая была гораздо меньше соответствующей части доходов правителей страны. Сбором десятины занимались специальные чиновники. Для ее уплаты приходилось закладывать поля и дома, обращаясь к услугам кредиторов. Не имея возможности уплатить десятину, некоторые люди вынуждены были отдавать в храм своих детей в качестве рабов[10].

При Набониде влияние государства на храм усиливается. В частности, в 553 г. Набонид установил в храме Эаина должность царского представителя. Это был независимый от храма чиновник, и одна из его главных задач заключалась в передаче дворцу части храмовых доходов. Кроме того, храмы должны были выполнять государственные повинности, посылая своих рабов (земледельцев, пастухов, садовников, плотников и др.) для работы в дворцовом хозяйстве.

Царь и его чиновники стали активно вмешиваться в храмовые дела, устанавливая рационы для храмовых рабов, размеры храмовой пребенды для различных групп населения, ставки арендной платы с храмовых полей и т.д.[11]

Ассирийские цари в области внутренней политики опирались то на жреческо-торговую, то на военную группировку крупных рабовладельцев.

В Вавилонии же сильной военной группировки не было, и цари там были в полной мере ставленниками жречества. Показное смирение царей в их надписях, отсутствие упоминании в этих надписях о каких-либо деяниях, кроме строительства храмов, производившегося и грандиозных размерах, причём расширялись старые и основывались новые храмы к вящему увеличению могущества и доходов жречества,  всё это свидетельствует о преобладающей роли в государстве жречества, бывшего выразителем интересов торгово-рабовладельческой верхушки общества. «Попечитель Эсагилы (храма бога Мардука в Вавилоне) и Эзиды (храма бога Набу в Борсиппе)» становится постоянной частью титулатуры нововавилонских царей.

Наиболее характерным проявлением полной зависимости царя от жречества был связанный с мифом об умирании и воскресании природы, но теперь получивший новый смысл, ежегодно повторяемый новогодний обряд возведения на трон царя. При выполнении этого обряда царь подвергался унизительным церемониям (правда, не лично,— вместо него выступало подставное лицо), после чего получал знаки царской власти и.) рук верховного жреца бога Мардука.

Лейтмотивом всей деятельности нововавилонских царей, по крайней мере как она излагается в официальных надписях, было восстановление древних культов, обрядов и храмов в их первоначальном, освящённом религиозными обычаями виде.

Зодчие стремятся воспроизводить внешние формы и планы древних храмов; писцы подражают языку и письменности, характерным для III и начала II тысячелетия до н. э; разыскиваются древние записи обрядов и порядка жертвоприношений, надписи древних обожествлённых царей.

Жречество настойчивее, чем прежде, стремится усилить значение главного бога города Вавилона - Мардука и тем закрепить положение жреческой верхушки этого центра: так, известны попытки объявить различные божества образами Мардука.

Одновременно возникают новые религиозные учения; в религиозной идеологии угнетённых масс, среди тех, кто отчаялся в возможности улучшения своего положения собственными силами, как, например, среди пленных иудеев, возникает вера в возможность чудесного избавления от страданий в этой жизни - мессианизм  - вера в грядущего спасителя. Эта вера впоследствии была широко использована идеологами господствующего класса и заняла важное место в религиях Передней Азии.

Рабовладельческая верхушка Вавилонии своими религиозными учениями стремилась создать идеологическое оправдание собственного существования и господства.

 

Обострение внутриполитического положения


После смерти в 562 г. до н. э. царя Навуходоносора II, вокруг имени которого впоследствии сплелось много различных легенд, оказалось, что сколько-нибудь значительной личности на вавилонском престоле жречество не намерено терпеть.

Старый полководец Навуходоносор, несмотря на все свои заслуги перед рабовладельческим Вавилоном, правил лишь милостью жречества и представляемых им кругов рабовладельцев –  купцов и ростовщиков и лишь ценою полного подчинения своей политики их желаниям.

Действительно, его политика была осуществлением интересов этой группы рабовладельцев; ей нужны были войны лишь в меру необходимости сохранения уже существующего рабовладельческого государства, она стояла за то, чтобы не предоставлять никаких привилегий войску, но зато обеспечить возможность наиболее жестокой эксплуатации уже захваченных территорий и дать максимум привилегий для жречества и ростовщиков.

Сын Навуходоносора Авельмардук был убит во время дворцового перевороча. На престол взошёл Нериглиссар (Нергалшаррусур, 559-555) – крупнейший землевладелец и рабовладелец, полководец, зять Навуходоносора, представитель группы военачальников, приобретших большое влияние во время войн Набопаласара и Навуходоносора. Но эта группа не смогла или не успела ещё сложиться в самостоятельную крупную силу.

После смерти Нериглиссара его сын Лабашимардук, о котором его преемник презрительно заявлял, что он «не умел править», был почти немедленно низложен жречеством. На престол был возведён Набонид (Набунаид, 555-538), по-видимому, ставленник узкой жреческой группировки. Начало царствования Набонида ознаменовалось волнениями в Сирии и Палестине, что привело к войне, длившейся в течение 554-553 гг.

В 553 г. пришли известия о начавшейся серьёзной войне между персидским царём Киром II и Астиагом, царём Мидии. Набонид, который, возможно, и без того находился с Мидией во враждебных отношениях, счёл момент подходящим для того, чтобы занять свою родину –  Харран, находившуюся на территории, подвластной Мидии, и приступить к перестройке тамошнего храма бога Сина.

Это мероприятие было связано с попытками распространить новое религиозное учение, приверженцем которого был Набонид, поэтому оно вряд ли могло создать царю популярность среди вавилонского жречества, несмотря даже на значительную строительную деятельность Набонида в Сиппаре, Уре и других вавилонских городах. Набонид предпринял завоевание Теймы (по-видимому, оазиса в северной части Центральной Аравии), а с 549 г. перенёс туда свою постоянную резиденцию.

Одним из результатов переселения престарелого царя в Тейму было то, что он не мог принимать участия в ежегодных обрядах возведения на трон, справлявшихся в храме Мардука, и поэтому, с точки зрения жречества, не имел более права на престол.

Видимо, это знаменовало разрыв Набонида со жречеством Вавилона. Фактическим правителем в столище остался сын Набонида – Валтасар (Белшаррусур).

 

Завоевание Вавилона персами


Между тем в 550г. до н. э. персидский царь Кир покорил Мидию. Готовясь к борьбе, Вавилония, по некоторым известиям, вступила в союз с Египтом и Лидией (в Малой Азии). Но Киру удалось в 546 г. завоевать всю Малую Азию, включая Лидию, причём его войска прошли вдоль вавилонской границы.

После покорения Лидии персы стали явно готовить поход на Вавилон. Набонид и Валтасар рассчитывали, видимо, отсидеться за мощными укреплениями, сооружёнными ещё Навуходоносором.

Однако решающим оказалось то, что к моменту персидского наступления в 538 г. они лишились всякой поддержки в стране. Торгово-ростовщическая верхушка рабовладельцев и жречество не видели для себя пользы от царствования Набонида; им мерещились обширные рынки державы Кира, и они не усматривали ничего плохого в том, что горный «варвар» станет в конце концов вавилонским царём, как были до него вавилонскими царями, например, касситы и халдеи.

Вавилонское войско, вероятно наполовину наёмное, наполовину набранное насильно, при этом долго находившееся в бездействии, не имело ни нужной боевой подготовки, ни охоты драться с армией, покорившей в течение немногих лет две крупнейшие державы.

Широкие народные массы были безразличны к судьбе рабовладельческого государства, которое приносило им одни лишь непосильные тяготы, разорительные повинности и непрестанные поборы.

В 538 г. началось наступление персов и мидян вниз по долине реки Диялы. После сражения под Описом, у впадения этой реки в Тигр, персы без боя миновали Мидийскую стену Навуходоносора и заняли Сиппар. Широко известна легенда, рассказанная в «Книге Даниила» в Библии о том, что Валтасар пировал во дворце, когда на стене появились буквы, начертанные огненной рукой и предвещавшие падение Вавилона в ту же ночь.

Образ деспота, пирующего во дворце и неспособного понять знаки, предвещающие его неминуемую гибель, вошёл в демократическую и революционную поэзию XIX и XX вв. н. э.

Вавилон был взят при следующих обстоятельствах: Набонид вернулся в Вавилон и вместе с Валтасаром заперся в цитадели. Но когда персидские войска оказались под стенами Вавилона, перед ними ворота были открыты без боя. Сражались только во дворах дворца-цитадели; Набонид был захвачен в плен и позже отправлен в почётную ссылку в Карманию, на востоке Ирана; Валтасар был убит.

Характерно, что персы взяли под охрану вавилонские святилища, и культ отправлялся все время беспрепятственно. Когда же через некоторое время Кир лично явился в Вавилон, была составлена надпись-манифест, в котором Кир присвоил себе традиционную титулатуру вавилонских царей и выражал порицание «безбожному» правлению Набонида.

Статуи богов, свезённые Набонидом в Вавилон перед осадой, были возвращены на их прежние места. Жречеству Вавилонии персы оказывали всяческое покровительство.

Формально Вавилонское царство просуществовало ещё некоторое время и после этого, так как цари персов продолжали одновременно именоваться «царями Вавилона».

Но надежды вавилонской знати на ведущую роль в Персидской державе не оправдались. На Вавилонию была наложена дань, которая около 500 г. до н. э.- составляла более 30 т серебра в год; даже Египет уплачивал меньше –  20 т.

В остальном хозяйственная и внутренняя политическая жизнь Вавилонии мало изменилась, но, этнический состав населения стал значительно более пёстрым: появились малоазийские, египетские и иранские воины и купцы; много персов осело здесь, войдя в число вавилонских землевладельцев и рабовладельцев.

Положение народных масс всё более ухудшалось под двойным гнётом собственного господствующего класса и персидской деспотии[12].

 

Культура и искусство Нововавилонского царства


Для нововавилонской архитектуры характерно соблюдение старых традиций зодчества Двуречья: белёные глухие наружные стены храмов и дворцов расчленялись только чередованием ниш и выступов. Все строения возводились по-прежнему из сырцового кирпича.

Величественным памятником культуры Ново-Вавилонского царства является сам город Вавилон, раскопанный ныне археологами. Вокруг Вавилона на некотором расстоянии была возведена стена, внутри которой могло скрываться в случае военных действий окрестное население.

Собственно город, имевший несколько сот тысяч жителей, был обнесён двойной кирпичной стеной исключительной высоты и мощности, со рвом и валом перед нею. Город пересекался Евфратом, через который был перекинут мост на каменных быках.

Центром городских укреплений была цитадель, представлявшая собой комплекс дворцов и расположенная частично внутри, частично снаружи собственно города. Весь город прорезала прямая «прецессионная дорога», мощёная посередине плитами белого и розового камня. Эта дорога вступала в пределы города через северные ворота, посвящённые богине Иштар. Ворота эти были покрыты синими изразцами с рельефными цветными рядами изображений быков и мифических чудовищ[13].

Дорога вела далее вдоль стен цитадели к стенам ограды храма Мардука. Посреди этой ограды высилась 90-метровая громада храмовой ступенчатой башни «Этеменанки» (вошедшей в легенду под названием «Вавилонской башни»).

Подобные башни (зиккураты) составляли непременную часть храма главного бога любого вавилонского города и строились в три этажа, отражая мифические представления о построении мироздания (небо, земля и подземные воды), или в семь этажей – возможно, в честь семи астральных божеств.

Башня «Этеменанки» состояла из семи разноцветных этажей и была увенчана синим храмиком с золочёными рогами по углам; здесь находилась золотая статуя Мардука. Библейская легенда, согласно которой бог наказал людей за дерзкую попытку построить башню “высотой до неба” тем, что создал различие в языках, содержит осуждение пленёнными иудеями строительных работ в храмах, которые проводились Навуходоносором II. В этой легенде содержится также попытка по-своему объяснить существовавшее уже тогда многоязычие населения этого важнейшего экономического, политического и культурного центра Ближнего Востока[14].

Изобразительное искусство нововавилонского периода находилось в зависимости от ассирийского; но характерная для последнего тематика прославления царских побед и войска была в Вавилоне исключена; здесь изразцовые рельефы и плоские фризы на башнях ворот и стенах дворцов содержали только сухое орнаментальное воспроизведение фигур священных животных, а в камнерезном искусстве встречаются лишь сцены поклонения различным символам божеств[15].

Своей техникой и композиционными приёмами нововавилонское искусство сыграло большую роль в сложении искусства Передней Азии времён персидского владычества. Датировка отдельных памятников вавилонской литературы до сих пор представляет очень трудную задачу, и нельзя сказать с уверенностью, какие её произведения можно отнести к нововавилонскому периоду.

Во всяком случае, в нововавилонский период усердно копировались и переписывались памятники древней письменности. Самостоятельно развивалась астрономия, оказавшая немалое влияние на греческую науку. Вавилонская культура, наука, литература, искусство надолго пережили падение Вавилонского царства и явились важной составной частью древней культуры человечества.


Заключение 


Падение Вавилона надолго сохранилось в памяти народов и приобрело даже значение некоего символа благодаря тому, что оно через пленных иудеев было зафиксировано и вошло в Библию.

О  его значимости в мировой истории говорят множество упоминаний в книгах пророков: книге пророка Исайи, книге пророка Иеремии, и одной из самых загадочных книг Библии, книге пророка Даниила, которая приковывает к себе внимание людей на протяжении вот уже 2500 лет.

Зловещие апокалиптические звери, огненная печь, львиный ров, математические расчеты сочетаются в ней с описанием веры бесстрашных еврейских юношей, внутренних противоречий и душевных терзаний древнего владыки, дворцового пира накануне гибели царства. Одни видят в этой книге интересное литературное произведение Востока, другие –  неуемную странную фантазию древнего автора, третьи –   Божественное откровение, приподнимающее завесу истории человечества на 2500 лет, с описанием взлетов и падений грядущих государств и народов.

Все процессы развития Нововавинонского царства протекали в рамках традиционной восточной структуры. Храмовые и царские хозяйства были важным элементом хозяйственной деятельности, равно как и трудовые повинности.

Но существенно заметить, что в условиях развитых частнособственнических отношений, которые были свойственны этому царству, власть-собственность несколько трансформировалась: храмовые хозяйства подчас выступали на рынке в качестве совокупного собственника, имевшего юридическое лицо, т.е. в виде своего рода «фирмы». Трудно сказать, какие потенции имело бы подобного рода развитие в иных обстоятельствах, но в конкретных условиях VI в. до н.э. и персидского завоевания на том все практически и остановилось.

Больше того, с включением Вавилона в империю Ахеменидов экономическое значение и финансовая мощь вавилонских богатых домов стали ослабевать, хотя и не сразу.

Список использованной литературы


Белявский В.А. Вавилон легендарный и Вавилон исторический  - М.: Мысль, 1971

Белявский В.А. Тайны Вавилона. — М., Вече, 2001.

Васильев Л.С. История Востока. В 2 т.: Учеб. для студентов вузов. Т. 1. - М.: Высшая школа, 1998.

Вигасин А.А. Дандамаев М.А. Крюков М.В. История Древнего Востока: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «История» (под ред. Кузищина В.И.) Изд. 3-е, перераб., доп. М.: Высшая школа, 2007

Всемирная история.  А.Н.Байдак, И.Е.Войнович, Н.М. Волчек и др. В 24 т.  Т. 3.сВек железа. – Мн. Литература, 1998

Дандамаев М.А., Виноградов И.В. Нововавилонская держава и поздний Египет./История Древнего мира. Расцвет Древних обществ.- М.:Знание, 1983

Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н. э. (626-331 гг. до н.э.). М., 1974.

Дандамаев М.А. Вавилонские писцы. - М.: Наука, 1983.

Древние цивилизации. Под общей ред. Г.М.Бонгард-Левина. М.: Мысль. 1989 г.

Заблоцка Ю. История Ближнего Востока в древности (От первых поселений до персидского завоевания). М., 1989.

История Востока; Издательская фирма «Восточная литература» РАН, Москва, 1997. Гл. 15

История Древнего Мира т.2. Расцвет Древних обществ: в 3-ех т., Издание второе/Ред. И.М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой - М.: Из-во «Наука», 1983.

Клочков И. С. Духовная культура Вавилонии: Человек, Судьба, Время. М., 1983.

Хрестоматия по истории древнего Востока. Под ред. И. С. Кацнельсона, М. А. Коростовцева, В. И. Кузищина. Т. 2. M., l980.



[1] Дандамаев М.А., Виноградов И.В. Нововавилонская держава и поздний Египет./История Древнего мира. Расцвет Древних обществ.- М.: Знание, 1983

[2] Всемирная история:  В 24 т.  А.Н. Бадак, И.Е.Войнич, Н.М.Волчек и др. Т.3. Век железа. Мн.: Литература, 1998 г. Гл. 4

[3] История Древнего Мира т.2. Расцвет Древних обществ: в 3-ех т., Издание второе/Ред. И.М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой - М.: Из-во «Наука», 1983.

 

[4] Древние цивилизации. Под общей ред. Г.М.Бонгард-Левина. М.: Мысль. 1989 г.

[5] Заблоцка Ю. История Ближнего Востока в древности (От первых поселений до персидского завоевания). М., 1989.

[6] Хрестоматия по истории древнего Востока. Под ред. И. С. Кацнельсона, М. А. Коростовцева, В. И. Кузищина. Т. 1–2. M., l980.


[7] Васильев Л.С. История Востока. В 2 т.: Учеб. для студентов вузов. Т. 1. - М.: Высшая школа, 1998

[8] Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н. э. (626-331 гг. до н.э.). М., 1974.


[9] История Древнего Мира т.2. Расцвет Древних обществ: в 3-ех т., Издание второе/Ред. И.М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой - М.:Издательство «Наука», 1983.

 

[10] Дандамаев М.А. Вавилонские писцы. - М.: Наука, 1983.

[11] История Востока; Издательская фирма «Восточная литература» РАН, Москва, 1997. Гл. 15

[12] Хрестоматия по истории древнего Востока. Под ред. И. С. Кацнельсона, М. А. Коростовцева, В. И. Кузищина. Т. 2  M., l980.

[13] Белявский В.А. Вавилон легендарный и Вавилон исторический  - М.: Мысль, 1971


[14] Заблоцка Ю. История Ближнего Востока в древности (От первых поселений до персидского завоевания). М., 1989.

[15] Клочков И. С. Духовная культура Вавилонии: Человек, Судьба, Время. М., 1983.



Наш опрос
Как Вы оцениваете работу нашего сайта?
Отлично
Не помог
Реклама
 
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции сайта
Перепечатка материалов без ссылки на наш сайт запрещена